Драгоценный пресноводный жемчуг промышляли с давних пор в реках России, Западной Европы, Северной Америки, Ирландии. В России добыча жемчуга началась очень давно. Самые ранние документальные сведения о добыче жемчуга на Руси относятся к XV в. В 1488 г. великий князь Иван III преподнес в подарок венгерскому королю Матиашу «соболь черный, ноготочки у него золотом окованы с жемчюгом. 20 жемчюгов новгородских на всех ногах, а жемчюг не малый, и хороши и чисты; а то от великого князя Угорскому королю первый поминок». Жемчуг добывался в это время в озере Ильмень и в находящихся вблизи него реках. Он был настолько хорош, что хранился в царской казне. Концом XVI в. датируются сведения о добыче жемчуга в водах Двины.

В XV—XVI вв. жемчуг добывался в реках Керецкой волости, в районе Кеми. В XVI и XVII вв. большим спросом на Руси пользовался жемчуг из реки Варзуги (варзужский). Варзужская волость платила десятинный жемчужный сбор, который поступал в патриаршую казну. Этот жемчуг шел на украшение церковной утвари, в основном шитой.

Ценный жемчуг встречался в реках и озерах Валдайской возвышенности, отдельные жемчужины стоили 100 руб. Немало жемчуга находилось в водоемах Прибалтики. Около 40 речек и озер изобиловали жемчугоносными раковинами. Особенно много их было в реке Аа с притоками Перленбах и Шварцбах. Вообще бассейн Меты и побережья Финского и Рижского заливов издавна славились своим жемчугом. Промысел его велся почти в 80 реках.

Источники того времени бедны описаниями промысла пресноводного жемчуга. Сведения о нем чаще можно получить из работ иностранцев, посещавших Россию. Они рассказывали, что в реках Коле, Варзуге, Ветлуге и Солзе находятся раковины со значительным количеством жемчуга.

Добыча жемчуга со дна реки не требовала особых знаний. Промысел начинался в июле — августе, когда вода была самой теплой, а ее уровень в реках самым низким. В мелких реках ловец жемчужниц медленно бродил по грудь в воде, стараясь при этом просмотреть дно и ощупать его ногами. Найдя таким способом моллюска, ловец доставал его руками или пальцами ноги.

В более глубоких и холодных реках лов жемчужниц производился с плотов. Один из таких способов добычи жемчужниц в реках Олонецкой губернии описан С. Алопеусом (цит. по: [Ферсман, 1916]): «В летнее время, когда вода в реках бывает низка, делают малый из бревен плот, в середине коего вырубливают небольшую дыру, над оною ложатся, покрывая голову, и, опускаясь вдоль по реке, смотрят в дыру, где дно песчанно или иловато. Увидев на дне песчаную раковину, вытаскивают ее сделанными для сего деревянными клещами. Наловив таким образом множество раковин, все без различия раскрывают, не заботясь о том, есть ли там жемчуг или нет, созрел ли он или не созрел, и таким образом умерщвляют жемчужную матку. Часто находят они между несколькими сотнями раковин едва одну жемчужину настоящей цены, такою вредною ловлей ныне жемчужные раковины если не совсем, то по крайней мере приметным образом истреблены. Если бы ловля жемчуга производилась здесь в большой осторожностью, то думаю, что в наших водах и теперь бы находился прекрасный и драгоценный жемчуг в большом количестве».

Алопеус писал, что в водах Карелии «есть такие зерна жемчуга, кои немногим восточным уступают» В связи с этим он отмечает, что в реке Кадесе в течение нескольких лет добывался прекрасный жемчуг; некоторые жемчужины были «совершенно светлы, величиною с сахарною горошину».

В первой половине XVIII в. по инициативе Петра I были приняты меры для расширения промысла жемчуга в России. В целях изыскания средств для правильной постановки «ловли жемчужной» Берг-коллегия (горное ведомство) учредила над ней надзор и потребовала от воевод описания рек, в которых водился жемчуг.

На Руси к жемчугу относились с большим почтением. Ловцы жемчуга перед началом промысла ходили в баню переодевались во все чистое, брали у священника отпущение грехов; во время лова воздерживались от бранных слов и ссор.

Для поднятия жемчужниц со дна реки пользовались расщепленными на конце шестами, разнообразными железными щипцами, вилкой с тремя или четырьмя зубцами и сачками, веревочкой с грузиком, которым старались попасть в раскрытые створки раковины, и, когда последние захлопывались, раковина извлекалась на поверхность. Добыча жемчуга велась частным порядком и никем не контролировалась. Поэтому неудивительно, что со временем произошло истощение промыслов жемчуга.

Первый указ Берг-коллегии о жемчуге вышел 8 июня 1721 г. В нем отмечалось, что промыслу жемчуга вредит незнание людьми, есть ли жемчуг в выловленных раковинаx и достаточно ли он созрел для того, чтобы быть из них вынутым. Указ содержал ряд мер, направленных на увеличение добычи жемчуга. Ловля жемчуга без разрешения властей категорически запрещалась. Непосредтвенный контроль за ведением промысла возлагался на доверенных лиц. Учитывая важность данного мероприятия, они принимали даже специальную клятву, в которой особо подчеркивалось, что доверенное лицо должно быть верным (в «жемчужной ловле поверено») и справедливым. Доверенные люди оценивали добываемый жемчуг и отчисляли четверть его стоимости в казну. Ловлю жемчуга рекомендовалось вести в июле-сентябре, в другое время она каралась штрафом в 100 руб. Указом определялись реки, где запрещался лов жемчужниц. В силу того что сведения о природе жемчуга в то время были очень скудны, многие рекомендации носили крайне примитивный характер.

Указом Берг-коллегии от 24 июля 1722 г. наблюдение за ловлей жемчуга, которое до того вели местные выборные, теперь поручалось смотрителям жемчужной ловли — чиновникам, снабженным специальными инструкциями.

Однако предпринятые меры не дали желаемого результата: добыча жемчуга продолжала сокращаться. В связи с этим в 1731 г., в царствование Анны Ивановны, Сенат разрешил ловить жемчуг всем без исключения, но лишь с одним условием: чистый и крупный жемчуг необходимо было сдавать в Коммерц-коллегию за соответствующее вознаграждение, а мелкий дозволялось оставлять для собственных нужд. Однако и эти меры не способствовали поднятию добычи жемчуга. Поэтому государство рядом постановлений (1736, 1766 гг.) предоставило новые льготы добытчикам жемчуга.

Во второй половине XVIII в. промысел жемчуга продолжал сокращаться. В 1860 г. добыча и вывоз жемчуга за пределы России оценивались в 181520 руб., а в 1870 г.— всего в 1505 рублей. Это вынудило правительство вернуться к разработке мер по упорядочению промысла жемчуга в стране. В «Уставе сельского хозяйства» этому вопросу было посвящено восемь статей. В частности, в статье 1059 рекомендовалось «оставлять в реках некоторые места, не вынимая из оных раковин, дабы сии последние вовсе не переводились», а в статье 1060 — «из раковин вынимать должно один только спелый жемчуг». Статья 1062 разрешала «жемчуг ловцам беспрепятственно употреблять в продажу, кроме того случая, если кому удается сыскать жемчуг самый чистый и крупный, величиною не меньше воробьиного яйца, то тот объявить оный местному начальству и ожидать дальнейшего разрешения». Однако вряд ли эти документы были известны ловцам жемчуга.

В прошлом веке из северных рек поступал скатный жемчуг. Он ценился достаточно высоко: самая крупная жемчужина «каргополочка» стоила 7—10 руб., маленькие розовые и черные жемчужины оценивались в 3 руб. В реке Кереть за лето можно было выловить жемчуга на 200-300 руб.

Делались попытки добывать жемчуг и на Дону. В газете «Московские ведомости» за 1837 г. сообщалось о находке жемчужных раковин в одной из рек Усть-Медведицкого округа. В 1834 г. в реке Грязной казак Забазнов добыл 1534 грана жемчуга, а в 1835 г.— 1644 грана. В 1963 г. у станицы Кременской была найдена раковина с жемчужинами чуть меньше горошины.

На Дальнем Востоке жемчуг находили в горных реках с песчано-каменистым грунтом, сравнительно быстрым течением и высоким содержанием растворенного в воде кислорода. Крупные жемчужины в реках Камчатки были обнаружены членами экспедиции Беринга и известным исследователем этого края С. П. Крашенинниковым. До сих пор по реке Тунгуске, впадающей в Амур у Хабаровска, добывают жемчуг женщины. Отличные голубоватые и дымчатые жемчужины находят в водах реки Уссури.

С конца XIX в. промысел жемчуга в северо-западной части России постепенно приходит в упадок. В небольших количествах его добывают старательские артели и отдельные жители («наудачу»). Занимались ловом даже подростки, настолько просты были его приемы. Впервые самое сложное орудие жемчужного лова применил карел Н. Келеваев, оно получило название «келеваевский сак». Им управляли три человека: один шел по берегу и тянул сак за веревку, другой брел по воде, прижимая его шестом ко дну, третий ехал в лодке, удерживая сак за шест в равновесии [Хребтов, 1897].

В начале XX в. промысел жемчуга вновь испытывает подъем. Именно в это время, как сообщали «Олонецкие губернские ведомости», за границу было вывезено изделий из жемчуга на 300 тыс. руб.

После революции 17-го года под руководством В. И. Жадина, Б. М. Житкова и Б. В. Властова были проведены биологические экспедиции в северном крае. Они показали, что восстановлению численности жемчужницы в северных реках препятствует ухудшение гидрологического и гидрохимического режима рек, засорение их отходами лесосплава, вырубка вдоль рек лесозащитных полос. Организация промысла жемчуга в них была признана нерентабельной.

Продолжительное время на реках Кереть, Немина, Гуна и других сплав леса не производится.

К 80-м годам были созданы все условия для возобновления промысла жемчуга в водоемах Карелии, Кольского полуострова и Архангельской области. Большие скопления раковин отлавливают драгами и металлическими ковшами, снимающими с речного дна слой песка (до 100 раковин на 1 квадратный метр). При меньших скоплениях раковин пользуются сачком. На порогах и перекатах крупных рек лов жемчуга производят с плотов. Через узкое отверстие, прорезанное в плоту, специальным черпаком поднимают со дна жемчужницы. Ежегодно в Карелии добывается несколько сот ювелирных жемчужин, качество которых оценивается достаточно высоко.

Ловцы утверждают, что гладкие раковины никогда но содержат хорошего жемчуга, скорее его можно найти в моллюсках с неправильной формы раковиной, особенно из самых глубоких мест. Раковины с крупным жемчугом обычно искривляются, створки их не совсем плотно закрываются. В результате они делаются приметными для опытного искателя жемчуга. Такие изменения называются признаками жемчугоносности. Среди них биолог Б. Ф. Голубев и др. [1974] выделяют следующие:

веревкообразное возвышение на раковине или след, идущий поперек колец роста. След тянется в спинно-брюшном направлении. Жемчужина находится на брюшном краю раковины;
след вытянут вдоль спинного края параллельно ему, идет от вершины к заднему краю раковины. Жемчужина лежит в районе сифонов;
искривление створок раковины. Жемчужина чаще всего встречается в более выпуклой стороне раковины;
различные незакономерные изменения створок раковины. Жемчужина находится в створке со следами травмы.

Эти же авторы отмечают, что одна ювелирная жемчужина приходится на шесть раковин с признаками жемчугоносности или на 600 обычных раковин.

В Западной Европе пресноводный жемчуг издавна добывался в реках Швеции, Шотландии и других стран. И по сей день битые раковины устилают берега рек. Особенно много жемчуга было добыто в 1947 г., чему и немалой степени способствовал низкий уровень воды и реках и озерах. Цены на жемчуг моментально упали, но через год снова поднялись. Серьезным препятствием для восстановления промысла жемчуга в шведских реках является засорение их отходами производства.

В Чехословакии жемчуг издавна промышляли в реке Влтаве, ее притоке Отаве и в других реках. Строитель ство в верховьях реки Влтавы целлюлозных предприятий привело к сокращению количества жемчужниц. В реке Отаве жемчужницы находились в лучших условиях и поэтому сохранились до наших дней.

Совсем недавно стало известно о дунайском жемчуге. Жемчужницы, найденные в водоемах Румынии, у села Мэчешудежос, достигают в диаметре 6 мм. Они круглые светлые, слегка желтоватые.

Многовековую историю имеет промысел речного жемчуга в Шотландии. В настоящее время он сосредоточен в городе Перт на реке Тей. По преданию, платье, расшитое шотландским жемчугом, носила Мария Стюарт.